Search

Thornography (2006)

Thornography (2006)


1. Under Pregnant Skies She Comes Alive Like Miss Leviathan
2. Dirge Inferno
3. Tonight In Flames
4. Libertina Grimm
5. The Byronic Man
6. I Am The Thorn
7. Cemetery And Sundown
8. Lovesick For Mina
9. The Foetus Of A New Day Kicking
10. Rise Of The Pentagram
11. Under Huntress Moon
12. Temptation
13. HW2
14. Murder In The Thirst
15. The Snake-Eyed And The Venomous
16. Halloween II
17. Courting Baphomet
18. Stay
19. Devil To The Metal



1. Под Величественными Небесами Она Оживает, Словно Мисс Левиафан1

[Instrumental]


2. Адское Отродье1

"Падаль имя мне
Для тех, кто решился
Проклятие произнести
Печальная серенада
Иуда внутри меня
Готические залы стыда
Где статуи холодные
Хранят не что иное
Как мои убийства
С холодных, забытых пор"

Целуя истощенные небеса
Он освобождает уста от лихорадки
Желая раскаяться во имя
Брута, что свободно все опустошал
В слабых руках рыдает красота
Глубокие вечные дела покорения
Постоянно причиняют боль
Словно рана, мир у его ног

Адское отродье

Как написано, черт возьми
Пусть также это и терзает
Из глоток тех, кто проиграл
Наконец, вернулось прошлое

Дикий укус без передышки
Наполняет ледяной воздух
Зимний озноб, зерно его муки
Если слезы радости будут
Затуманивать взор где-то еще
А звон колоколов церковных
Утонет в трубном гласе2
Буря над нами рассекает
А молнии пронзают небеса
Разрывая все напополам

Шипение, мятежник
Он атакует небеса на
Электрической заряде
Забывая о презрении
На карикатурах слабых
Убивая всю решимость
Великий зверь вскипает
Его алые женщины
Плюются своей желчью
На испуганное лицо мира

Адское отродье

Как написано, черт возьми
Пусть также это и терзает
Из глоток тех, кто проиграл
Наконец, вернулось прошлое

Дьявольское сердце, роза и шип
Едины чтобы расшевелить кровь
Нагая луна к твердости ведет
Легионов водопад
Реки спешат, его вдох украшенье
Сенат и враги вместе
Его сила подчиняет неблагодарностью
Терзания слабых

"Полынь имя мне
Отравленная звезда, упавшая на землю
Вздувающаяся, свободная от стыда
В ямах самовозрождения
Теперь те пещеры стали чердаком
Они смотрят на бесконечные бараки
Пока вода превращается в кровь
А атлас Ватикана сгорает"


3. Сегодня В Огне1

"Я безвозмездно буду давать отведать
Сделать глоток воды из источника жизни
Он, победивший, унаследует все это...
И я стану его Богом...а он станет моим сыном"
Когда вольные ветры поднимают ввысь песок
Их шепот легко можно всколыхнуть
Но в разгар шторма никто не сможет усмирить
Вой их смертоносной ярости
Крылатый серафим2 держит дрожащую руку любви
Рядом с могилами, что давно ожидают нас
Война охватывает наш драгоценный край в сей час
В поисках причины обернуть всех в рабство
Сегодня в огне
Сегодня ужас миру принесут
Лишь только наши имена
Сегодня в огне
Останься, мое слабое сердце
Наша смерть станет началом
Чего-то славного и напрасного
Сегодня в огне

Нет фанатизма столь сильного как вера
Для слепцов его слова понятны и просты
"Не страдайте еретики! Не страдайте еретики!
Обеспечьте себе место здесь, в раю"
Крылатый серафим держит дрожащую руку любви
Рядом с ее маленькой могилой
Я отомщу за нее любой ценой, и не знать мне покоя
Ее святая мать сделала то же
Однажды я пошел посмотреть
На ее танец
В пьесе рядом со Стеной плача
3
Теперь ее нет
Но песня живет
Страстная и безумная
Но меч Востока должен нанести удар
Сегодня в огне
Сегодня ужас миру принесут
Лишь только наши имена
Сегодня в огне
Останься, мое слабое сердце
Наша смерть станет началом
Чего-то славного и напрасного
Сегодня в огне


4. Либертина Гримм1

Блеск гаубицы и жар клинка
Сватанная серенадами Дрездена
Ее музыка теперь грохот бомб
Где нет места водевилю
Господь был трезв шесть дней
В ту ночь, когда она родилась
Для сияющей библейской звезды
Икона отныне превратилась
В религиозную порнографию
Она как Алиса прошла в землянку2
Вулканом непредсказуемости
Диснеевская, верховная жрица
Жадности и глубокой темной лжи
Самые лучшие погребенные причуды
Только для Мисс Либертины Гримм
Она, та маленькая Красная Крошка
Братец Вервольф у ее прекрасных чулок
Под затянутыми в кожу стропами
Обшивающими охотников дом
Под звуки наступающей ночи
Она отшлифовала стихи и гробы
В отравленном пере обмакнутом в знамения
Для хирурга своего с родовыми проклятиями
В руках высокомерных покойных спасителей
Ведь мертвые нравились ей всегда больше
Заточенные в ее гробах
Кокетливые реверансы до тринадцатого этажа
Снимите шляпы
Пред милой Либертиной Гримм
Фантазии и кондитерские
Белоснежка и семь мелочей
Дым и зеркала на всех четверых
Либертина Гримм
Ее братья как Гримм жестоки
А ее сестры навеки свободны
Последний танец станет знаком
Она режет свою плоть, чтобы
В пору пришлась туфля3
Либертина Гримм
Таинственно зажженные в комнате темной
Светят девять свечей, чтобы улучшить мрак
Она видит темноту и ощущает лоно
Полное сокровенных тайн
Они охотятся за ее сердцем, те драгоценные
Тот Граф Лестат4 и Бетти Блюз
Те изнуренные души похожи на нас с тобой
Полные сокровенный тайн
Нет, не уходи
Не смей оставлять меня
В одиночестве
Либертина
Нет, не смей уходить
Не смей оставлять меня здесь
В одиночестве
Где вокруг лишь мертвецы


5. Человек По Имени Байрон1

Столь же одинокий как поэт на стенах Иерихона2
Или как луна, покинутая звездами на небосклоне
Я ненавижу, чтобы понять того человека без души
Что он всего лишь сломанная канопа3
Я доказал это, улучшил
Проведя сонет через все это
В этом благословении
Сам Сатана поцеловал
Грязные от чернил
Кончики моих пальцев
Что пронзило меня насквозь
Илюминаты4 обычно смеялись
Но с важными словами
Я устроил вечеринку, что
Удлинила список Бога
Разжигая огонь, которого требует моя слава
Вновь пересказывая альманах пародий
Они называют меня плохим
Безумцем с хорошими манерами
Опасным для людей5
Мимолетной прихотью
Выросшим в дебошах
В роскоши и в песнях

Рожденное диким это дитя
Осквернило целые гаремы
Фаустину и Мину6
Леди Либертину и ее сестер
Что за ложь рождается когда умирают влюбленные
Какой круг ада мой, когда я туда попаду?
Они называют меня плохим
Безумцем с хорошими манерами
Опасным для людей
Мимолетной прихотью
Выросшим в дебошах
Вороном на белом снегу
Выросший холодным, мое плечо
Словно каменная глыба за ней
Смелее, но никак не умнее
Мое семя проросло внутри нее
Становилось старше, отравляя
Постель сохранит стоны страсти
Кроме аромата опия и соды
Повелителя Беспомощности
Заслужив лес потомственной злости
Сея горе на чужеземных картах
Я все еще играю вампира-аристократа
Разряжая свое оружие в горячее, случайное лоно
Потом убивая лебедей в гондолах
Я наступил на упавшую звезду
И ничто не сравнится со ртом, полным
Истинного венецианского бесчестия
Что скажет вам кто вы на самом деле
Святой покровитель страдания
Ты не видишь, как рушится мой мир
Мой мир медленно рушится
Святой покровитель страдания
Не может видеть падение мира
Мой мир медленно рушится
С тех пор они слышат мой смех?
Святой покровитель страдания
Никогда не будет лучшего ложа несчастий...
Святой покровитель страдания
Они называют меня плохим
Безумцем с хорошими манерами
Опасным для людей
Мимолетной прихотью
Выросшим в дебошах
В роскоши и в песнях
Они называют меня плохим
Безумцем с хорошими манерами
Опасным для людей
Мимолетной прихотью
В то время как я говорю им
Идти к чертовой матери
Итак...
На моей могиле


6. Я – Шип1

Игла в центре урагана
Яд в купели церковной
Гвоздь в гробу еретика
Я – Судьба
Безумен тот огонь
Что бушует в моей душе
Когда вращаются языки
Ненависти и злобы
Словно взрыв ковра
На восточном базаре
Моя кровь течет с монстрами
Хотя ни полумесяц, ни крест
Ни заблудившаяся звезда
Не увидят моего поражения
Рожденный от шакала в Ватикане2
К омерзительной толпе я полз за занавесом
И волшебник там не только
Простой белый флаг, очерненный
Пением оружий, что привели
Веру, которая скоро будет господствовать
Над пустынными царствами мертвецов
Я чувствую запах цветка мятежника
Все сильнее адскую вонь Иуды
Букеты для жадности и извращенных законов
Служанки священной войны
Приносят тысячи роз и даже больше
А я – Шип
Запутанные заросли хранят невинное сердце
От крепкой хватки насильников во тьме
Альпинисты, что забрались так далеко
Ради рая, что теперь стал ее дальше
Ведь любовь сама по себе – сказка
Которую они упускают со своих вершин
Спаслась в одной единственной башне
Во власти тайной силы
Остается Спящая Красавица
Вдали от любопытных носов толпы
Я чувствую запах цветка мятежника
Все сильнее адскую вонь Иуды
Букеты для жадности и извращенных законов
Служанки священной войны
Приносят тысячи роз и даже больше
Я – Шип
Я – Шип
Я – копье Лонгина3
Меч Дамокла4
Вооруженная Кали5
Истекаюший кровью
Молот богов в зубе пророка6
Святое Отвращение, Президент Зла
Великие белые надежды акулоглазых людей
Свет мира теперь умирает, мигая напоследок
Поверженный в гонке, в бледных лицах
Где языки, как вилки проткнули небеса
Задыхаясь на этих слова, донося их до них
Молнии ударяют в их слепые сознания
Я не длань господня
Я – Шип
Местные воры
Вечно воруют гром во имя веры
Я опущу всех вас на колени
И обману вас всех


7. Кладбище И Закат1

Мы восходим с солнцем подземелья
Мы страдаем от имени бессмертия
Мы высоко ценим широкие запреты
Как и кровавые раны, скривив уста
Губы, которые уже отведали стыда
Кладбище и закат
Против сумеречной флоры
Мы собираемся фауной войны
Чтобы зло проклинать Аврору
Ее же наградой в рассвета часы
Чтобы воскрешать прошлое
Те безрассудства полные ночи
И ту великолепную боль
На службе у Богини Смерти
Окрасив алым ее постель
Луна удлинила силуэт нашего крипта
Танец теней, глаза зверей сверкают
Открывая жажду, горькую нужду, тоску
На открытые уста, прибежище порока
Мы идем по этому Эдену, храня тайну
Скрыв свои лица под Львиной гордыней
В объятиях сумрака тяжело сдержаться
Когда перед нами вместе соединятся
Кровь, страсть и пробуждающиеся миры
Слишком долго мы крались словно бродяги
В городах неонового солнца
Дворняги, кладбищенские слуги
Мона Лиза там, где облезла краска
Мне не хватает нашего славного прошлого
Наших ночных полетов на прирученном страхе
Словно призраки в пещерах для Мисс Кристины
Когда певчая птичка сломала ее шею
Волки поют свои туманные серенады
Церкви выгнули спины балюстрадами
Слава нашему убежищу за маскарадами
Когда мы нагоняем этих невинных
Смелых паразитов, созданных заветами
Опусти шторы на пол из сырого мяса
В жажде заключено убийство
Роскошно-красные гобелены сосудов
Висят в золотых рамах спящих монахинь
В мечтах, где идеи развращенности
Благословление их воскресной робости
Проповеди в черных сутанах нависают
Над кладбищем и закатом
Сейчас часы спешат к полуночи
И призрак скоро появится
Явит ли она ответ темной радости
Через те стоки, что мы перешли?
Я вижу зимний дворец
Режу алмазами фарфоровую шею
Когда Лебединое озеро
Сломило бедный дух благоразумия
А я бросил ее умирать
Мы восходим с солнцем подземелья
Мы страдаем от имени бессмертия
Мы высоко ценим широкие запреты
Как и кровавые раны, скривив уста
Губы, которые уже отведали стыда
Мы идем по этому Эдену, храня тайну
Скрыв свои лица под Львиной гордыней
В объятиях сумрака тяжело сдержаться
Когда перед нами вместе соединятся
Кровь, страсть и пробуждающиеся миры


8. Тоска По Мине1

Кто-то видел в Мине
Мою страшную болезнь2
Но это Она заразила
Меня навеки вечные...
Когда солнце стирает безумные звезды
В благоухающие козни темной ночи
Я целую ее губы, словно багряную розу
Не мраморном облаке белой кожи
Непорочные мысли как у статуи Весты3
Украшены милостью Господа Бога
Я был на грани, когда Она простилась
Отражая на лице своем страдания
О Мина, нечестивыми
Мыслями полны мои дни
О Мина, нечестивые
Мысли одолевают меня
Ими я отныне покорен
Говорят, самый темный час
Наступает перед рассветом
Когда никто не властен
Рассеять великое отчаяние
Тени огня преследуют меня
Словно шепот ее имени
Рассвет заменили сумерки
Где все желания должны
Восстать в огне из могил
Написанные в смерти ночной
И летящие на огненном ветре
Уничтоженные ее алой сладостью
Мои слова горят лепестками греха

Зеркала гладь перешагнула
Принцесса изумрудного стекла
На шаг меня приблизила к
Прошлому проклятой любви...
Говорят, нет ничего страшнее
Женщины, отвергнутой жизнью
Когда Суд Святой и присяжные
В цепи приказали жену сковать
Вынужденным достоинством
Ее навечно тайной темной нуждой
Влажными теплыми ночами
Под шквалом диких укусов
Я после потопа подарил ей Рай
Написанные в смерти ночной
И летящие на огненном ветре
Уничтоженные ее алой сладостью
Мои слова горят лепестками греха

Верона, Маришка, Алеера,4
Невесты прошлого, богини
Простите желание быть с нею
Навеки или всякий раз, когда
Мне вновь вспомнится море

Афродита эта из моих объятий
Для Марса, кому ее уста отданы5
Я в гневе войной этот край сожгу
Прежде чем Парис вложит свою судьбу
В Елену6, кто-то найдет ошибку
В трагедии победителя
На веки вечные
Я все еще тоскую по Мине
Я все еще так тоскую по ней


9. Плод Начала Нового Дня1

Я великий хаос
Надпись на стене
Лазарь в притче
Темная и зловещая колыбельная
Нежный шепот, пока ты умираешь
Обещанные мучения уже близко
Вой сирен предупреждает об опасности
Я видел нити серебра в грибном облаке
Теперь я шатаюсь от удара в эпицентре взрыва
Если ты стоял бы здесь гордо еще вчера
Тогда почему сегодня с толпой ты бросаешь камни?
Я буду дышать плодом начала нового дня...
Плод начала нового дня
Это правда, что Иисус не спасет
Я восстаю из могилы, чтобы
Возвести свой двойной крест стыда
Яд движется, сердечный приступ
Белый убийца под черной краской
Ты боишься, что Смерть вернется
Вой сирен предупреждает об опасности
Я видел нити серебра в грибном облаке
Теперь я шатаюсь от удара в эпицентре взрыва
Если ты стоял бы здесь гордо еще вчера
Тогда почему сегодня с толпой ты бросаешь камни?
Я буду дышать плодом начала нового дня...
Ночью, подобной этой
Ты подарил поцелуй змеи
В этом Гефсиманском саду2
Ты хорошо сыграл предателя...
Рассвет уже близко
Я ослеплю солнце
Обеспечив прощение
Тебе – моему врагу
Прежде чем проклясть тебя навечно...


10. Восход Пентаграммы

Однажды темным днем
Словно тень я летел
Сквозь дождь, что страдал от горя
В эту обитель кровосмешения
Ведь когда мы были нагими
Богохульство против Венеры родилось
Хотя сестра отдаленная
Ее белое тело утвердило
Парад моих райский поисков
Ведь в языках нет правды
Кто-то извивается и лжет
Словно лучший варварский змей
Изгнанный из Рая
Я осознал все причины
Попавшись на крючок как Святой Питер Пэн
Чтобы преследовать волшебные рощи
И горячие девственные пещеры
Где плавали случайные встречные
Я выбирал влюбленных и отвергал остальных
Дьявольских тварей, которым было все равно
Но для тех до сих пор так поступает
Мой глубокий интерес возрастает
Восходом истинной Пентаграммы!


11. Под Охотницей Луной1

Под неистовым снегопадом
И горящими кострами
И падающими звездами
Предвестниками разрыва
Я поднялся на самую вершину
Вызвав слабую искру шепота
Ее драгоценных, райских губ
Да будет это солнцем твоей луны
"Да будет это луной твоего солнца"
Вместе мы обещали прийти
Сильным давлением и обмолвками
Мы затмили друг друга смертью
Сквозь туман, сквозь леса
С ночными духами я стоял
На кровавом пике, зовя тебя
Под грозными ударами молний
Где рыбаки трепещут от ужаса
Начинается твое колдовство
Те загадочные твари приносят
Ее бриллиантовые кольца
Девушка в жемчужном ожерелье
Ее успех в лихорадке, цунами и мирре
Принесет ли она жуткое отмщение
Или как котенок мурлыкнет?
Она зажигает небеса
Одетая в серебряную чешую
Украденную у океана
Что раздражает кожу ее бедер
Где таится сам Люцифер
Со всей своей гордыней
Анклавы перевели в Гошен2
Лишь такой рай
Мог сиять с подола ее юбок
"Я украшаю себя в сумерках
Словно петли орнаменты мои
Кроваво-красный поцелуй
Холодный словно преисподняя
Мое тело сияет страстью
Слабым концом перемирия
Я восстала на рассвете,
Чтобы околдовать тебя!"
С каждым изгибом я не могу противостоять ей
Богатый женский разума контроль
Эта распутная ведьма, быстрая белая сестра
Которой я лью свое вино и душу

От трупа из черного тиса,
Что пронизывала луна
Словно меч на Гордиев узел,
Ко мне снизошла она
Требуя быструю победу
Над сердцем, что я
Очень скоро позабыл
С каждым поцелуем эта охотница шептала
"Покорись моим сладким объятиям
Одна ночь счастья" Я не мог ее отвергнуть
Однажды ее красота ударила в меня
Ты зачаровала мою душу, Диана3
Ты зачаровала мою душу



12. Соблазн

[Heaven 17 cover]

Я никогда не был ближе
Я долго пытался понять
То определенное чувство
Вырезанное чужой рукой
Слишком поздно мешкать
Мы не можем продолжать
Жить таким образом
Не оставляя следов
Не оглядываясь назад
Все, чего я могу желать
Соблазн
Поднимаясь выше и выше
Соблазн
Какие милые существа
Соблазн
С недопустимыми чертами
Соблазн
Беда уже близко
Соблазн
Столь высока цена любви
Соблазн
Возьми или отпусти
Соблазн
Но лучше поверь
Ты должен сделать мне предложение
Которое трудно будет проигнорировать
Поэтому давай поедем прямо домой
Все, что у меня есть, стало твоим
Шаг за шагом и день за днем
Каждая секунда на счету, я не убегу
Не оставляя следа
Не открывая лица
Полный желаний
Соблазн
Поднимаясь выше и выше
Соблазн
Возьми или отпусти
Соблазн
Но лучше поверь
Шаг за шагом
День за днем
Каждая секунда на счету,
Мне не вырваться
Сохрани нас от соблазнов
Не веди нас в искушения
Пытаясь найти это
Соблазн
Ты должен восстать позади этого
Соблазн
Опусти свою монету в горячую щель
Соблазн
Но один выстрел стоит целый миллион
Соблазн
Ты думаешь, что прав
Соблазн
Ты поймешь сегодня
Соблазн
Подари мне разлад
Соблазн
Настал час перемен
Соблазн



13. HW2

[Japanese bonus track]

[Samhain cover]


14. Murder In The Thirst

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

[Instrumenal]


15. The Snake-Eyed And The Venomous

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

They see me there
Their eyes are everywhere
Sniffing at the linen for the dirt
I feel their burning stare
That hate will later flare
And writhe upon their women full of hurt

Lace magic ink with venom, critics
Milked from infant teeth
Though scathing blows are so arthritic
When they're set on slow repeat

They know I care
Smell storm clouds in the air
Hissing at the bit above my heart
But though I dare
The dyed black route of splitting hairs
I favour not to tempt the poisoned apple cart

I feel two needles rising
Snake eyes are hypnotising
I know they seethe, despising
All that we possess

I feel two needles rising
The truth is always blinding
Their lies, unappetising
Toxins to digest

They breed nightmares
Dark horses of despair
Taking twisted courses in the art
And were I there
To bet my bones on grave affairs
I'd have their guts for garters from the start

I feel two needles rising
Snake eyes are hypnotising
I know they seethe, despising
All that we possess

I feel two needles rising
The truth is always blinding
Their lies, unappetising
Toxins to digest

It's not without hate to crawl flat in the filth
As other less basilisks fly
And brothers are clasped to the breasts of a sylph
As their royal loves slither to die
So shedding dead skin, working true colours loose
Renewing the red in their eyes
They coil like sin within thinning excuse
Cold-blooded to sharpen the lies

Uncivil serpents, race deceivers
Disfigureheads varnished with fevers
Snake-house creepers in our dreams
Of Eden, flee before we mean
To throw the worms out with the waters
Rife with hated spawn
And set a sword to whirl and slaughter
All vipers at the gates of dawn


16. Halloween II

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

eins
zwei
drei
vier

Formulae ueteres exorsismorum et excommunicationum
Strigas et fictos lupinam credere
Metamorphosis lycanthropy
Possunt inquam

Daemon pellem lupinam
Quodam cauae
Arboris occultandum
occultandum [x3]

[Chorus (x3)]
Halloween
Halloween
Halloween
Go, Halloween

Metamorphosis lycanthropy
Possunt inquam
Metamorphosis lycanthropy
Possunt inquam

[Chorus (x3)]


17. Courting Baphomet

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

Wishing in contempt of love
The righteous came to burn our forest
With hissing firebrands
For though we serve the gentle curves
Of our serpent-girdled Eastern Goddess
They thought they caught us
Kissing hearses in their land

Send away the pumpkin carriage
Blind mice in your head
Parade themselves like sacrilegious
Envoys of the dead
For in this house of the dark Madonna
Flesh will pleasure life
For free of sin we would dishonour
All that virgin sacrifice

Gut our city, slaughter all within
Save the gold that goes to God
Show no pity for we worship sin
Spare not the old nor lightning rod

We raise our devil horns
To those who sit on high
For down amidst the thorns
We lie

Tonight the black guards came to rape
And ruin those souls empathising
With fleeing far away
Thrown to the Tigris river curves
Of our star tiara-ed Ishtar rising
They thought they caught us
Courting Baphomet

Courting Baphomet

Gut our city, slaughter all within
Save the gold that goes to God
Show no pity for we worship sin
Spare not the old nor lightning rod

She walked the world
When the world was made to dress
In a perfect darkness
A murderess in flame
Nature curled, unleashed, unfurled
The crack of a whip on the lips of anger
Why would your holy order
Not be wholly slain?

Wishing in contempt of love
The righteous came to burn our forest
With just verses for the damned
For though we serve the gentle curves
Of our serpent-girdled Eastern Goddess
They thought they caught us
Pissing curses in the sand

We raise our devil horns
To those who sit on high
For down amidst the thorns
We lie

We raise our devil horns


18. Stay

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

If this world is wearing thin
And you're thinking of escape
I'll go anywhere with you
Just wrap me up in chains
But if you try to go alone
Don't think I'll understand

Stay with me
Stay with me

In the silence of your room
In the darkness of your dreams
You must only think of me
There can be no in between
When your pride is on the floor
I'll make you beg for more

Stay with me
Stay with me

You'd better hope and pray
That you make it safe
Back to your own world
You'd better hope and pray
That you'll wake one day
In your own world
Cause when you sleep at night
They don't hear your cries
In your own world
Only time will tell
If you can break the spell
Back in your own world

Stay with me
Stay with me
Stay, stay with me
Stay, stay, stay, stay, stay
Stay with me


19. Devil To The Metal

[Harder, Darker, Faster: Thornography Deluxe 2008 track]

Polluting the honesty of Christ with poisoned wine
Laced with lines from the end of time
From the herald and the bugler

High voltage bolts the cellar door
Switch thrown at midnight's peak
To start the heart of a scarlet whore
Gauged infernally

A poetess in night's profane station
Threading lies like silver seas
A seamstress for an amputee nation
Wedded to depravities

Devil to the metal

Diluting the authority of life with sewer brine
Laced with grime from the spiral of time
Wherein spins cruel order

The big hand strokes the Little Horn
Not thrown for charity
To win the sins of the decadent, born
To wage eternally

Passion rides the great unholy
Ipsissimus of love's despair
Her ashen grin would shine, if only
Death would not sit smiling there
Her beauty freezes reason
Like Helen at the reins
Of the rampant horse Apocalypse
On the shore that it was made

Devil to the metal

She fucks at unknown angles
Bleeds her victims to the bone
And in their guts untangled
Casts her runic eyes of stone
She will violate the future
Annihilate the past
Paving way in butcher trades
The red brick road through mankind's arse

Abandon reason, life the veil
Darker seasons are released
Storm crows gather in black masses at the pane

Go to sleep beyond the pale
She is set to murder peace
Rome, Jerusalem and Mecca are aflame

'Under pregnant skies I come alive like Miss Leviathan
Dripping with the ripples of concern
All of heaven's eyes are fixed, as only my desire can
Tear them from the stars I start to burn'

 

Примечания
1. Under Pregnant Skies She Comes Alive Like Miss Leviathan
Левиафан (ивр. "скрученный, свитый") – чудовищный морской змей, упоминаемый в Ветхом завете, иногда отождествляемый с Сатаной, в современном иврите – кит. Впервые Левиафан упоминается в "Книге Иова", в ней он подробно описан и назван царём. Бог сразится с ним, покорит его мечом и отдаст в пищу людям пустыни.
2. Dirge Inferno
"Dirge Inferno" – имя Великого Зверя из откровений Иоанна, воплощает Армагеддон.
Трубный глас возвещающий день Страшного суда
3. Tonight In Flames
Идея песни в том, что когда истинность веры подорвана, любой человек может пойти наперекор своим принципам. В тексте также отражена современная обстановка в сфере терроризма.
Серафим – ангел, особо приближённый к престолу Бога и Его прославляющий. У него 6 крыльев. В христианской системе ангельской иерархии это первый ангельский чин.
Стена Плача или Западная Стена – часть (длиной 485 м) подпорной стены вокруг Храмовой горы в Иерусалиме уцелевшей после разрушения Второго храма римлянами в 70 году н. э. Стена Плача является самым святым для евреев местом, возле нее можно найти молящихся в любое время суток. Евреи со всего мира прибывают в Иерусалим, для того чтобы увидеть Стену Плача и оставить записку с просьбой к Всевышнему между камней стены.
4. Libertina Grimm
Libertina – дословно можно перевести как "распутница". Grimm – фамилия известных братьев-сказочников. Сексуальная, образованная и остроумная, но с другой стороны склонная к саморазрушению, любит жесткий секс и модные наркотики. Красная Шапочка, пожирающая волка. По словам Дэни, это псевдоним известного ему человека, и амальгама шести женщин из его окружения, одни из которых его жена, Тони. Она идеальная женщина со своими темными сторонами, способная управлять миром.
Имеется в виду "Алиса в стране чудес", последовавшая за кроликом в его нору.
Ссылка на сказку "Золушка", где одна из сестер отрезала себе часть ступни, чтобы влезть в туфельку, предназначенную Золушке.
Лестат – вампир, герой "Вампирских хроник" Энн Райс.
5. The Byronic Man
The Byronic Man – здесь речь идет скорее о частной жизни Джорджа Байрона, который, как известно, вел экстравагантный образ жизни, заводил множество романов, влезал в долги и был обвинен в гомосексуальности. В песне его фамилия является нарицательной и значит "распутный человек".
Иерихон – город в Израиле, стены которого, по преданиям, пали от громких труб воинов.
Канопа – (в древнем Египте) один из четырех сосудов с крышками в форме голов животных-богов, предназначен для хранения внутренностей мумии.
под "Иллюминатами" обычно понимают общество баварских Иллюминатов, наименее секретное из всех тайных обществ в мире. Обычно использование данного термина предполагает наличие зловещей организации заговорщиков, которая стремится управлять мировыми делами негласно, изменив существующий порядок на прямо противоположный.
"Безумный, плохой, опасный для людей" – так охарактеризовала Байрона Леди Каролина Лэмб.
Вильгельмина Харкер – жена Джонатана Харкера. Была обращена в вампира графом Дракулой. Более подробно ее история изложена в песне "Lovesick For Mina"
6. I Am The Thorn
Шип – ангел мести, посланный разъяренным богом для наказания всего мира. В песни поднимается вопрос, что же может остановить всемогущего бога, если таков существует.
В Библии шакалы встречаются довольно часто, они изображены как злые и темные существа. Не раз упоминалось что все неверующие станут пищей для шакалов. Здесь символичен контраст между Ватиканом, святым местом, и шакалом, чистым злом.
Копье Лонгина по преданию пронзило бок распятого Иисуса Христа.
Дамоклов меч – по греческому преданию, сиракузский тиран Дионисий I (конец V в. до н. э. ) предложил своему фавориту Дамоклу, считавшему Дионисия счастливейшим из смертных, занять его престол на один день. В разгар веселья на пиру Дамокл внезапно увидел над головой обнажённый меч, висевший на конском волосе, и понял призрачность благополучия. В переносном смысле – нависшая над кем-либо постоянная угроза при видимом благополучии.
Кали– темная и яростная аватара Парвати, темная Шакти и разрушительный аспект Шивы. Богиня-мать, символ разрушения. Кали разрушает невежество, поддерживает мировой порядок, благословляет и освобождает тех, кто стремится познать Бога. В Ведах ее имя связано с Агни, богом огня.
Имеются в виду молот Тора, скандинавского бога грома, и зуб пророка Мухаммеда, выбитый во время битвы у горы Ухут пущенным из пращи камнем.
7. Cemetery And Sundown
Группа вновь обращается в подзабытой теме вампиризма. В песне речь идет о том, что легионы вампиров возвращаются из тьмы, готовые править всем миром.
8. Lovesick For Mina
Вильгельмина "Мина" Харкер – героиня романа "Дракула" Брема Стокера. Впервые появляется как мисс Мина Мюррей, молодая школьная учительница (преподает этикет), которая обручена с Джонатаном Харкером. После смерти подруги Люси от укуса вампира, Мина и Джонатан вместе с Абрахамом ван Хельсингом объединяются чтобы уничтожить Дракулу. Дракула узнает об их планах, является и кусает Мину как минимум три раза. Он также дает ей отведать свою кровь, обрекая ее стать вампиром после смерти. Далее сюжет разворачивается вокруг попыток спасти ее, убив Дракулу. Мина медленно покоряется крови вампира, что течет в ее венах, то погружаясь, то выходя из транса, во время которого она телепатически соединялась с Дракулой. Позже она стала использовать эту связь, чтобы выслеживать Дракулу. Когда им, наконец, удалось его убить, Мина освободилась от проклятия. По характеру Мина твердая, благоразумная и сдержанная. В ней есть что-то от двойственного характера, и этим она воплощает идеализированный образ женщин Викторианской эры, по мнению Брема Стокера – непорочных, благородных и почтительных. Но в, то же время, она обладает чертами характера "Новой Женщины", занимаясь множеством "мужских" дел по стандартам Викторианства: администрированием, стенографией и журналистикой. Однако в этой песне речь идет скорее о фильме "Дракула Брема Стокера" (реж. Френсис Форд Коппола), где Мина была реинкарнацией погибшей невесты Дракула, Элизабеты. В фильме между ними вспыхивает любовь, но Мина все равно выходит замуж за Джонатана Харкера и, уже укушенная вампиром, едет с ним в Трансильванию, чтобы уничтожить Дракулу. Она сама вонзает меч в его сердце и отсекает его голову, тем самым искупая его грехи.
Под "болезнью" подразумевается укус вампира.
Веста – богиня домашнего очага. Также считается символом непорочности и чистоты.
Верона, Маришка, Алеера – три невесты Дракулы.
Афродита – богиня любви, Марс (в греческой мифологии Арес) бой войны, ее супруг.
Парис – принц троянский, укравший Елену Прекрасную у ее мужа. Послужил началом печально известной войны.
9. The Foetus Of A New Day Kicking
Идея песни – это отчаяние, измена, предательство, духовная смерть, но в тоже время возрождение упавших духом людей.
Гефсиманский сад – сад, в которой предали Иисуса в ночь перед Распятием.
11. Under Huntress Moon
Гимн красоте Луны и богине, что воплощиет ее образ – Диане.
Гошен – область древнего Египта, на востоке от дельты Нила; обещанная Якову и его потомкам королем Египта и населенная имя вплоть до Исхода (Книга Бытия 45:10). Также место покоя и достатка.
Диана (в греч. Мифологии Артемида) – богиня охоты.